Авторы: Сухомлинский В.А.

ОТ МИРА ВЕЩЕЙ К МИРУ ИДЕЙ
Если в детские годы важнейшим источником духовной жизни человека является мир вещей - их суть, причинно-следственные связи и зависимости, то в годы отрочества перед ним открывается мир идей. Отцам и матерям кажется странным, непонятным, оскорбительным для их самолюбия, что сын словно забывает о колыбели, из которой он увидел солнце и небо, забывает о груди материнской, вскормившей его. Но в этом выражается сложная, противоречивая сущность того факта, что на фоне широкой картины общественной жизни семья, домашний очаг, колыбель, материнская любовь вдруг кажутся подростку маленькими, незначительными. Даже собственные "грешки" - нарушение норм поведения - кажутся ему делом несущественным в сравнении с мировыми проблемами. Подросток начинает философствовать - мыслить широкими общественно-политическими, моральными понятиями. Все, что происходит в мире, касается его личности. Пусть это не удивляет вас, воспитатели подростков: глубокая заинтересованность в судьбе других людей - суть отрочества. Помню, с каким волнением и вниманием, затаив дыхание, слушали мои воспитанники-шестиклассники рассказ о далеком Алжире, о героической борьбе вольнолюбивого народа за свободу. Волновали подростков, конечно, и факты, но каким бы ярким ни был факт, он отступал на второе место - все внимание подростков поглощали идейные, философские вопросы: почему, на каком основании правящие круги империалистических государств угнетают трудящихся колониальных и зависимых стран? До каких пор на Земле будут угнетатели и угнетенные? Что можно сделать нам, подросткам, юношеству первого в мире социалистического государства, чтобы помочь борцам за свободу и независимость? Как воспитатель - классный руководитель и преподаватель гуманитарных предметов, - я стремился, чтобы у подростков развивалось, обострялось гражданское видение мира. Без волнения за судьбу далеких людей, которые не имеют, казалось бы, непосредственного отношения к личной судьбе, к жизни собственной семьи, села, невозможно вступление в мир идей. Природа, место и роль отрочества в моральном развитии человека требуют, чтобы, поднимаясь вверх по ступеням общественной жизни, человек мысленно оглядывал мир, понимал смысл сложных общественно- политических явлений, видел борьбу за те идеалы, которые волнуют его лично. От воспитателя решительным образом зависит то, как видит мир подросток, что его волнует, удивляет, заботит, трогает, пробуждает сочувствие и презрение, любовь и ненависть. Я заботился о том, чтобы подростки постепенно вступали в мир идей. Для этого еженедельно (иногда дважды, трижды в неделю) я рассказывал им, что происходит в мире. Это была не просто информация, что в практике работы школ приобрела название политической. Это было мышление идеями. Каждый факт, о котором сообщалось, пробуждал в подростке личное эмоциональное отношение к нему. Идея становилась духовным приобретением личности, потому что проходила через сердце. Самое глубокое впечатление на подростков производили рассказы, в которых раскрывались, можно сказать, материализовались идеи: человек и общество, свобода и угнетение, счастье и горе, социальный прогресс и сила реакции. С большим волнением слушали мальчики и девочки рассказы о том, что в наши дни - в дни искусственных спутников Земли и первых полетов человека в космос (это были те незабываемые дни, когда победы советской науки в космосе по-новому осветили нам, гражданам СССР, наш собственный мир и заставили по-новому взглянуть на судьбу всего человечества) - в мире есть еще страны, где людей продают, словно скот, в рабство, где правительства издают законы, устанавливающие цены на "живой товар". Я показывал документы о работорговле в Южной Африке; о том, что итальянские матери, задавленные нуждой, продают своих детей американским богачам,- все это вызвало сначала глубокое удивление, даже недоверие, а потом гнев и ненависть к эксплуататорам. Когда я показал английскую газету, в которой опубликовано фото: арабские дети, закованные в кандалы, ждут продажи на невольничьем рынке, Варя с болью сказала: "Что ж это такое? У нас человек мечтает о путешествии к далеким звездам, а там человек - раб, словно в Древнем Египте! Так вот каков он, тот проклятый мир, который за границей любят называть свободным! Там, где все покупается и продается, человек не может быть свободным". Свои рассказы о мире я назвал бы уроками гражданского видения мира. В эти часы мальчики и девочки с особой остротой ощущали сложность и противоречивость жизненных явлений, непримиримость коммунизма и капитализма. На фоне борьбы человечества за освобождение от остатков рабства, угнетения, экономической и духовной зависимости человека от человека, на фоне борьбы народов против ужасов атомной войны наша Советская Родина вставала перед глазами мальчиков и девочек как живое воплощение добра, справедливости, чести. Гражданское видение мира - это живая плоть и кровь нравственности. Я стремился к тому, чтобы воспитанники не только знали, понимали добро и зло, справедливость и несправедливость, честь и бесчестье, но и переживали непримиримость, ненависть к социальному злу, бесчестью, несправедливости. Отрочество-возраст горячих и бескомпромиссных чувств. Очень важно, чтобы сферой утверждения и выражения чистых, высоких моральных чувств была богатая, благородная эмоциональная жизнь, личное отношение человека к значительным социальным, общественно-политическим явлениям. Многолетний опыт привел меня к твердому убеждению, что корни аморальных явлений в среде подростков и юношества питаются ограниченностью, убожеством, примитивностью мира чувств. Зло рождается там, где подросток ненавидит не угнетение человека человеком, не страшный мир, где все можно купить и продать, а своего ровесника, у которого часы или пальто лучше, чем у него. Такой подросток принимает близко к сердцу не то, что борцу за свободу и независимость угнетенного народа, коммунисту угрожает расправа, а то, что собранный с приусадебного участка родителей виноград пришлось продать на рынке дешевле, чем предполагалось. Чему и кому принадлежит сердце человека в зрелые годы, какие идеалы волнуют, тревожат, вдохновляют и понуждают к труду и борьбе - все это зависит от того, как человек оттачивает свои убеждения в борьбе с чуждыми ему убеждениями, в противоборстве с каким идейным противником формируется его нравственность. Нельзя эту борьбу представлять только как прямое столкновение с человеком, который разделяет взгляды, чуждые коммунистическому мировоззрению. Такое бывает редко. Но перед каждым подростком открыт мир духовной борьбы, мир непримиримого разоблачения идей, враждебных коммунизму, человечеству, счастью, гуманности. Эти идеи не что-то абстрактное, за ними стоят атомные бомбы и другие способы массового уничтожения людей, за ними - дубинка полицейского, который не пускает негритянских детей в американскую школу для белых, за ними - дьявольские печи Майданека и Освенцима, о которых нельзя забывать. Станет или не станет ваш воспитанник активным борцом против идей, враждебных коммунизму (а враг коммунизма-враг человека, добра, справедливости, чести), зависит от того, чему и кому принадлежит его сердце в годы отрочества и ранней юности. Я стремился, чтобы мои рассказы о мире не только доносили знания до сознания мальчиков и девочек, но и заставляли задуматься над судьбой мира, над тем, что мое личное счастье, счастье семьи зависят от кое-чего более значительного, нежели огород и приусадебный участок, урожай яблок в нынешнем году и цена на них. Как важно, чтобы, оставаясь наедине с самим собою, раздумывая о мире, подросток определенное время был одухотворен прежде всего гражданскими заботами, волнениями и тревогами! Пока мне не удавалось достичь этого в воспитании каждого мальчика, каждой девочки, я считал, что мне не удалось даже возвести их на первую ступень морального воспитания и самовоспитания. Приходилось проводить не только коллективные, но и индивидуальные беседы о событиях в нашей стране и за рубежом. Я старался найти с каждым воспитанником духовную общность, не ломился с политическими идеями в открытую дверь, а шел к подростку с мыслями о том, что глубоко волновало, беспокоило; мое волнение передавалось воспитаннику, мы с ним одухотворялись одними и теми же стремлениями. Долго мне пришлось бороться, чтобы предметами ненависти Коли и Толи не были вещи мелкие, незначительные, чтобы мальчики не стали мелкими себялюбцами и эгоистами. Несколько дней во время работы в саду, когда мы оставались наедине с Колей, я рассказывал ему о героине алжирского народа Джамиле Бухиред. Оставаясь с Толей в комнате "Источники знаний", я рассказывал ему волнующую повесть о Хосрове Рузбехе - человеке кристальной чистоты, вожде иранских коммунистов, выдающемся ученом-математике, замученном палачами иранского народа. С обоими мальчиками несколько вечеров мы говорили о подвиге Александра Матросова. Я хотел, чтобы духовный мир героя-патриота стал тем ярким огнем, который бы освещал подросткам путь к их личному счастью. Эти рассказы были непосредственным обращением к гражданскому сознанию мальчиков. Я хотел, чтобы Коля понял, что в мире есть зло несравненно значительнее, чем зависть его матери к честным, правдивым, трудолюбивым людям. Есть также и добро, в свете которого недостатки его матери особенно нетерпимы. Я стремился, чтобы мои воспитанники видели мир вокруг себя и самих себя глазами гражданина. На основе гражданского видения мира строится все моральное воспитание.

опубликовано 08/05/2007 17:08
обновлено 13/05/2011
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.